Проблема истины в социальном и гуманитарном познании.  

Проблема истины в социальном и гуманитарном познании.

Истина (от греч. aletheia, буквально – «нескрытность») занимала умы философов и логиков в течение всей истории науки.


Понятие «истина» употребляется в различных значениях. Откроем Евангелие от Иоанна. В беседе с фарисеями в храме Иисус говорит: «И познаете истину, и истина сделает вас свободными» (8, 32). Английский писатель Олдос Хаксли (1894-1963) перефразировал это изречение: «И познаете истину, и истина сведет вас с ума». Там же, в Евангелие от Иоанна описана сцена допроса Иисуса Понтием Пилатом, римским наместником Иудеи. Иисус отвечает Пилату: «Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать об истине. Пилат сказал Ему: что есть истина? И, сказав это, опять вышел к Иудеям и сказал им: я никакой вины не нахожу в Нем»(18; 37,38). В романе Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита» так обыграна эта сцена:


− Я, игемон, говорил о том, что рухнет храм старой веры и создастся новый храм истины.
− Зачем же ты, бродяга, на базаре смущал народ, рассказывая про истину, о которой ты не имеешь представления? Что такое истина?
– Истина прежде всего в том, что у тебя болит голова, и болит так сильно, что ты малодушно помышляешь о смерти… Но мучения твои сейчас кончатся, голова пройдет.


Ясно, что с евангельским сюжетом здесь большое расхождение.


Другие упоминания истины. Знакомо выражение «момент истины». Многие читали роман Владимира Богомолова (1926-2003) «Момент истины (В августе сорок четвертого)» о советских контрразведчиках или видели его киноверсию. В одной агитке В.В.Маяковского автор призывает:


«Запомни истину одну:
Коль в клуб идешь – бери жену».


Коллега поэта, шутя, добавил: «Не подражай буржую – свою, а не чужую». Знакомо также латинское изречение: In vino veritas – истина в вине. Этот перечень можно продолжить, слово «истина» довольно популярное. Нас, однако, интересует проблема истины в логике и философии. Но поскольку выше были приведены цитаты из Священного писания, рассмотрим кратко религиозные концепции истины.


В религиозных течениях Древнего Востока, при всем различии, позиции по вопросам истины совпадают. Для них истина заключается в слове Учителя как пути к спасению человеческой души. В древнекитайской традиции, буддизме, в которых наличие души ставится под сомнение, или же отрицается, истина трактуется как восстановление мировой гармонии, или преодоление иллюзий в понимании подлинного бытия. В любом случае, учение об истине – это спасительное Знание.


В иудаизме истина коренится в заповедях Моисея. Схожая позиция и в исламе, утверждающем, что учение пророка Мухаммеда указывает путь к блаженству после смерти. То есть, истина − это спасительный Закон.




В христианстве истина − это спасительная Личность Иисуса Христа. Приведем еще раз изречение из Евангелия от Иоанна: «Я есмь путь и истина и жизнь» (Ин.14:6).


Вернемся к логике и философии. В логике, для которой важно установить значение истинности суждений и умозаключений, решающим является полнота формально-аксиоматических систем и отсутствие в них противоречий.


В истории, в социологии. и других науках истина, во-первых, есть цель научного познания и, во-вторых, она обеспечивает возможность совпадения научного знания с объективной реальностью и служит основой решения теоретических и практических задач.


В философии, социально-гуманитарных науках, под истиной понимается, главным образом, соответствие научных положений теоретической и эмпирической проверяемости, что позволяет различать достоверное и недостоверное знание по степени его согласованности с действительностью.


В познавательном процессе истина всегда выступала высшей научной ценностью. Проблема достижения истины решалась не одинаково на классическом, неклассическом и современном (постнеклассическом) этапах развития науки. Рассмотрим их особенности.


Для классического типа рациональности характерно признание объективности истинного знания. Роли субъекта познания и средствам его получения отводится второстепенное место. В неклассической рациональности признается неразрывная связь объекта и субъекта с его средствами познавательной деятельности. Здесь важен учет зависимости объекта от субъекта. В постнеклассической концепции добавляются еще цели и ценности. Научные факторы познания здесь взаимосвязаны с социокультурными.


В социально-гуманитарных науках все в большей степени внедряется плюрализм, конкуренция научно-исследовательских программ. Все настойчивее выдвигаются требования всесторонней экспертизы жизненно важных социальных проектов, возрастает ответственность ученых и политиков. При этом важно оставаться на почве выверенного научного знания и освобождаться от влияния различного рода идеологем и политической конъюнктуры.


Классическая концепция выдвигает незыблемое требование строгого и точного соответствия наших знаний объекту познания. Она требует устранить различные социокультурные препятствия на пути достижения истинного знания, получить его «в чистом виде». И признает существование единственной истины по отношению к каждому объекту познания, все остальное отбрасывается как заблуждения.




Классическая концепция, утверждающая, что истина есть соответствие мыслей действительности, является самой древней. Она разрабатывалась и в материалистической, и в идеалистической философии. Однако, общим было признание того, что действительность воспроизводится в системе знания. В античной философии к теоретическому осмыслению классической концепции обращаются Платон и Аристотель. По мнению Платона: “...тот, кто говорит о вещах в соответствии с тем, каковы они есть, говорит истину, тот же, кто говорит о них иначе, — лжет...”. Об этом же говорит Аристотель в “Метафизике”: “...говорить о сущем, что его нет, или о не-сущем, что оно есть,— значит говорить ложное; а говорить, что сущее есть и не-сущее не есть,— значит говорить истинное”. Итак, соответствие мыслей действительности – центральное понятие классической концепции. Мысль адекватно отражает то, что действительно имеет место. При этом понятие действительности относится не только к объективному миру, но и к мысленным объектам.


Классическая концепция истины является наиболее распространенной концепцией.


Понимание истины как соответствия знаний действительности прошло через всю историю философии, от античности до XXI века.


Но здесь возникают некоторые трудности. Одна из них выражается в том, что если истина рассматривается как соответствие не только объективной, но и любой действительности, то это приводит к логическому противоречию, типа парадокса лжеца, известному еще древним грекам ( Эвбулид — IV в. до н. э.). Высказывание «Я лгу» − истинное или ложное? По внешнему виду оно ложное: А — ложно. Допустим, что А — истинно. Но А означает: А — ложно. Следовательно, если А — истинно, то А должно быть ложным. Допустим, что А ложно. Но так как А означает: А — ложно, то признание ложности А приводит к выводу, что А истинно. То есть, высказывание будет истинным, если предположить его ложность. Это не единственная трудность, с которой столкнулась классическая концепция истины.


Неклассическая трактовка истины возникает в общественных науках на рубеже XIX-XX веков. Она нацелена, по-прежнему, на познание сущности объекта, но не отстраняет от него познающий субъект. Познавая общество, человек находится в его пределах и оказывает влияние на познавательный процесс. Признается активность познающего субъекта, его прерогатива в выборе и применении методов и средств познания. Как на крайность в таком подходе, можно сослаться на конвенционализм (от лат. conventio – договор, соглашение, сделка), подчеркивающий, что характер определений, аксиом, гипотез зависит от целесообразного соглашения ученых. Эти соглашения обусловлены соображениями удобства, простоты, эстетического идеала и т.д. Основатель конвенционализма – французский математик и философ А. Пуанкаре (1853-1912). Общим в различных вариантах этого течения является признание того, что конвенция заключается элитной группой ученых, которые формируют мнения и принципы познавательной деятельности научных сообществ. Неклассическая концепция выступает против монополии на истину, считает нормальным несовпадение в научных подходах, плюрализм.


Постнеклассическая концепция истины еще больше возвышает активность субъекта познания. Он не только включен в социальную реальность, но и принимает участие в ее конструировании. В этой концепции проводится различие между объектом и предметом познания, который обозначается посредством понятий определенной научной дисциплины. Истина характеризуется как способ деятельности с объектом познания. В структуре социального знания подчеркивается роль специализированной деятельности, экспертного знания. Поскольку существует многообразие видов деятельности с объектом познания, закономерно признается плюрализм научных подходов и истин. Ни одна из истин не охватит объект со всех его сторон; будучи разными, они дополняют друг друга.


Изучение общества во всей его сложности невозможно с помощью какай-то одной научной концепции, каждая из них будет носить локальный характер. Однако, неправомерно было бы полагать, что постнеклассическая концепция истины полностью игнорирует принцип соответствия знания познаваемому объекту. В целом ряде случаев данный принцип признается. Например, социологические данные, которые отражают позитивные или негативные оценки общественного мнения. В социально-гуманитарных науках, в отличие от естествознания, где достаточно обычного научного обоснования, немаловажную роль играет оценочный аспект, который исходит из учета личных и групповых интересов, особенностей мировоззрения, сложившихся идеалов.


Плюрализм в неклассической концепции истины формируется на многообразии субъективных позиций исследователей, а постнеклассическая концепция в обосновании плюрализма социальных наук делает упор на многообразие форм практической деятельности. Это положение на примере социологии рассматривает Ю.Л. Качанов (см. Начало социологии, гл. 5). По его мнению, истина есть открытость присутствия сущего социального мира присутствию агента, которая осуществляется в его практиках. Истина определяется действиями субъекта научного производства, направленными на исследование предмета и нацеленными на такую степень точности и полноты знания, которая позволяла бы на практике доминировать над неистинным или непознаваемым. Таким образом, «социология не столько познает предмет, сколько представляет его очевидным, устойчивым, определенным; не только постигает истину, но и производит ее».


В современном социально-гуманитарном познании различают две модели толкования истины. Первая идет от немецкого философа Х.-Г. Гадамера (его труд «Истина и метод») и французского философа П. Рикёра, представителей философской герменевтики. Идеи Гадамера оказались более востребованными не столько в философии, сколько в литературоведении, литературной критике и искусствоведении. По мнению Рикёра, задачей герменевтики является раскрытие структур значения, обладающих избыточностью (такими структурами называются типы символов). «Герменевтическая» ситуация истины представляется как ситуация конкурирующих смыслов, при наличии многих пониманий истины трудно отдать предпочтение одному из них. А поскольку нет общей дефиниции истины, то приходится исходить из классического принципа соответствия субъективного начала и объективной реальности.


Вторая концепция истины формируется под влиянием постмодернизма, когда в социально-гуманитарном знании устраняется граница между субъектом и объектом, и тем самым устраняется принцип соответствия.


Аристотелевская традиция ведет поиск истины на уровне суждения (высказывания). В отличие от такого подхода, в современном гуманитарном знании соотношение высказывания и предмета приобретает иной характер. Высказывание не автономно, говорит Гадамер, оно имеет диалогическую структуру. Еще Хайдеггер (1889-1976) предлагал отойти от трактовки истины как соответствия высказывания факту. Само бытие, считал он, обладает истиной и поэтому можно говорить об «истинности самого бытия как оно открывается человеку».


Следует также обратить внимание на оригинальный подход к проблемам истины Питирима Сорокина с позиции интегрализма. Концепция интегрализма – это довольно сложная система, которая включает понятия Интегральной Истины, Человека, интегрального суперорганического мира и Высшей интегральной ценности. Его философия, называемая интегрализмом, «…рассматривает всю действительность как бесконечное X бесконечных качеств и количеств: духовных и материальных, моментальных и вечных, вечно-меняющихся и неизменных, личностных и сверхличностных, временных и безвременных, пространственных и лишенных пространства, единых и многих меньших, чем малое, и больших, чем большое. В этом смысле действительность представляет собой страшную тайну и колдовство совпадений противоположностей». В соответствии с новой интегральной теорией познания, утверждает П.А. Сорокин, мы имеем не один, а, по крайней мере, три различных канала познания: чувственный, рациональный и сверхчувственный-сверхрациональный. И Истина, полученная с помощью интегрального использования всех трех каналов познания – чувства, разума и интуиции – это более полная и более ценная истина, чем та, которая получена через один из этих каналов. «История человеческого знания – это кладбище, заполненное неправильными эмпирическими наблюдениями, неправильными рассуждениями и псевдоинтуициями. При интегральном использовании этих трех каналов познания они дополняют и контролируют друг друга».


В истории философии и науки заметное место занимала проблема релятивности знания. Соответствие знания объективной реальности трактовалось многими философами и учеными как относительное соответствие. Особенно это относится к социально-гуманитарному знанию. Приходится считаться с социокультурной обусловленностью познания, учитывать зависимость его содержания от постоянно меняющейся исторической обстановки, сдвигов в базисе и надстройке общества. Это заметно в исторической науке, не менее в социологии. Переоцениваются исторические личности, их заслуги перед Отечеством, социальные доктрины и т.д. Не только в массовом сознании, но и в сознании политика, историка, социолога бывает трудно пересмотреть устоявшиеся стереотипы по отношению к субъектам исторического развития. В 65 годовщину победы в Великой Отечественной войне высокопоставленный политик в интервью газете «Известия» заявил, что войну выиграл не Иосиф Сталин, а народ. Чтобы обосновать этот тезис, необходимо привести аргументы, подтверждающие сражение народа и бездействие Верховного главнокомандующего. Они не приводятся. Александр Твардовский в свое время писал, что он (Сталин) обязан нам победой, как мы обязаны ему. В отличие от некоторых политиков высокого ранга поэты менее подвержены стереотипам.


Сложным является вопрос о соотношении релятивизма и историзма. Каждый историк, социолог непосредственно включен в исторический контекст. В исследовательской работе он зависим от своей жизненной позиции, менталитета, мировоззрения. То или иное событие общественной жизни воспринимается и оценивается по-разному в момент его наблюдения и по истечении определенного времени, в исторической перспективе.


0390954200908673.html
0391041317949702.html

0390954200908673.html
0391041317949702.html
    PR.RU™